Как Битюцкий стал Желязны

Если возьмешь издание «Осириса», том Желязны, перевернешь заднюю сторону обложки, то ты увидишь рассказ под названием «Когда расцветают бомбы». Так вот я тебе скажу, что это не Желязны. Это Битюцкий.

Я потратил на это дело пять лет расследования. История проста до безобразия: в 1982 в ростовском КЛФ «Притяжение» начинают печататься различные рассказы ребят-клубников. В многотиражке какого-то завода у Битюцкого выходит рассказ, который называется «Когда расцветают бомбы». В газетном тираже. Битюцкий его привозит в 1982 на «Аэлиту» [в 1983 — ЮЗ], и, естественно, раздает: «Вот публикация, вот новая фантастика…». Все классно. Этот рассказ питерские фэны увозят к себе. А тогда были распространены самопальные переводы, «самопалы», «ФЛП», «ЛПФ», что угодно… Я называю это ФЛП — «фантастика любительского перевода», это более благозвучно, чем «любительский перевод фантастики»… ФЛП — это более удачная аббревиатура…

Я «дернул за хвост», в различные годы, Кишинев, Одессу, Москву и Питер — потому что ко мне попадает сборник рассказов Желязны в самопальном переводе из Одессы, с просьбой передать его в Кишинев. Я просматриваю эту подборку, и в этом сборнике, отпечатанном на машинке, среди всех рассказов нахожу рассказ «Когда расцветают бомбы». Я охреневаю от этого всего, думаю: «Классно! Это же наши ребята, у меня же газета есть…»

Начинаю выяснять у одессита: «Откуда у тебя этот сборник?» «А мне, — отвечает, — москвичи передали…»

Ладно, хорошо. В Москве тогда печатали самопальный «Золотой фонд фантастики»… И тогда я москвичей дернул, говорю: «Кто сделал?» Они говорят: «Как — кто? Мы его в Питере выменяли».

Я ловлю ребят из Питера: «Кто, — говорю, — сделал?» Отвечают: «Это не я!» Я говорю: «Я знаю, что в Питере самопальные сборники делают три человека. Кто?..» «Нет, это не я… Это вообще без меня… Это он!»

Ладно, берусь за того: «Кто? — говорю. — Как ты мог такое сделать?» «Ты понимаешь, — он мне отвечает, — объем обмена ФЛП — 300 страниц, а я набил рассказов на 250 страниц, у меня не хватало 50 страниц текста… А рассказ Битюцкого хороший, он очень хорошо вписывается в систему Желязны… Я его просто взял из газеты, и передул на машинку… И все».

А когда Центрполиграф начал печатать серию «Осирис» — а в книге указано «перевод с английского» — они просто тупо брали самопальную распечатку и гнали ее в тираж. И вот так рассказ Желязны попал из ФЛП в книгу. И когда я через два года встречаю Битюцкого и говорю: «Сережа, я рад приветствовать мистера Желязны на русской земле! Я тебя поздравляю», — ну, и все такое прочее… Говорю: «Ну, сходи в Центрполиграф, попроси у них английское издание этого рассказа, пусть они покажут!» А он мне: «Да брось ты…»
Искал почитать «что-нибудь похожее на Желязны» (из самого Желязны я, кажется, совсем всё прочитал), наткнулся на такую вот забавную историю.
9 июня 2015 08:38

PastorGL (инкогнито)
9 июня 2015, 17:50

Кул стори, однако.
А рассказ действительно хороший, и действительно попадался в разных изданиях Желязны 90-х. Впрочем, не единичный случай для тех лет.

Svan (инкогнито)
10 июня 2015, 08:54

Есть шикарная история, как Владимир Вавилов стал Франческо ди Милано.
http://www.israbard.net/israbard/pressview.php?press_id=1049809438

bolknote.ru (bolknote.ru)
10 июня 2015, 10:46, ответ предназначен Svan

О да, помню её, перечитал с удовольствием! :)

Лелик (инкогнито)
10 июня 2015, 14:27

Владимир Вавилов - композитор удивительного дарования. Не имея возможности пробиться, был вынужден заниматься музыкальной мистификацией, выдавая свои произведения под именами выдуманных, малоизвестных или просто безымянных композиторов 17-18 века. Написал очень немного, но то, что написал могло бы составить имя любому. "Город золотой", конечно, наиболее известен благодаря "Аквариуму", но есть и другие. Например, Ave Maria (http://www.youtube.com/watch?v=1LAv3x3RYFE).

Ваше имя или адрес блога (можно OpenID):

Текст вашего комментария, не HTML:

Кому бы вы хотели ответить (или кликните на его аватару)